Свинарки

Свинарки
025



Свинарки

Пережидаем время.

Ждем, что закончится скверный день, год, период...

Предполагаем жить, как сказал гений.

Суетимся, сеем вокруг себя мелкие дела, необязательные к исполнению, рябим. И говорим. Звук производим. Недолговечный и не всегда полезный продукт. Надуваем щеки, паузу не держим, тужимся.

– Сейчас на глазах у почтенной публики будет... – шпрехшталмейстер (тоже красный и с выпученными от усилия глазами) гордо оглядывает ряды, – будет произнесено слово! А затем на глазах у изумительной публики все займутся полезным делом... Приготовились.

Что-то нераздельное и дурное раздалось над унылой землей унылых людей. Ни одного узнаваемого с детства от мамы и бабушки доброго звука... Непонятно, невнятно, незнакомо. Только и разобрались, что вранье.

– Так когда же?

– В следующий раз, наверное...

Пол бы помыть, табуретку выстругать, письмо написать, вспахать... Но нет на это времени. Надо ждать. Ждать мира (воевать можно – потому что это тоже ждать), когда можно будет сеять... Помощи – тогда можно работать. Ждать, когда поумнеют дураки, когда пробудится совесть у плутов и у тебя, дорогой, будет чисто в доме и можно будет сесть и подумать, почему не работаешь...

...Любимые мои свинарки Фрося Воронова, Люба Пересыпкина, Нина Гавриловская, честно и чисто работающие с детства славные русские женщины! Никто, никакая добрая к народу власть не возьмет вас на руки, как взяли вы своих мытых, ухоженных поросят. Не больно вы ей нужны. Ни бывшей – «все для человека», ни будущей – «все во имя человека». У них свои свинарники – сухие, светлые, с хорошей акустикой, и свиньи в них обретаются – не чета вашим.

И если у вас возникнет вопрос «На что надежда?», отвечайте: «На руки свои и сердца».



Назад в раздел